Сексуальные и репродуктивные права

Heinrich Böll Foundation
Licence

ПРЕДИСЛОВИЕ                              

Лозунг «Мое тело принадлежит мне!» – центральное требование феминизма, периодически звучащее на самых разных фронтах борьбы за права женщин. В этой чеканной формулировке слышится уверенность в себе, но сквозь уверенность и готовность настоять на своем праве проступает и оборонительная, защитная позиция. Две стороны одного лозунга – неотъемлемые части проблемы контроля над женским телом, которая исторически переживалась и переживается всеми без исключения женщинами, принимая самые разные формы: политические, религиозные, колониальные, расистские и маскулинные. На протяжении всей истории человечества женское тело регулярно становилось главной мишенью консервативной, фундаменталистской идеологии и практики и остается ею до сегодняшнего дня. Хотя индивидуальное право на самоопределение всегда формировалось под влиянием социокультурных и законодательных норм, сегодня, как никогда ранее, оно определяется репродуктивными технологиями и вопросами медицинского свойства.

В марте 2015 года, на следующий день после Международного женского дня, Европейский парламент принял доклад, призывающий к утверждению права на аборт по желанию. Этот шаг вызвал настоящую бурю протеста со стороны христианских лоббистов и медиа. Но принадлежит ли мне в действительности мое тело? Многочисленные газетные заголовки последних лет рассказывают совсем другую историю: «Правительство Германии вводит обязательное медицинское обследования для секс-работниц», «Таиланд запретил коммерческое суррогатное материнство», «В Кыргызстане участились случаи нападений на геев и лесбиянок», «Власти Техаса добились закрытия большинства клиник, проводивших аборты», «Кенийские политики призвали забрасывать гомосексуалов камнями», «В сентябре противники абортов собираются пройти через весь Берлин ежегодным «Маршем во имя жизни»» и так далее.

Социолог и публицист Криста Вихтерих начинает свой анализ сексуальных и репродуктивных прав с похожих историй. Она напоминает нам о том, в каких терминах на протяжении последних нескольких десятилетий феминистские движения обсуждали и как именно боролись за сексуальные и репродуктивные права, и о том, что с тех пор многие из их требований были официально закреплены резолюциями ООН.

Для того, чтобы понять особенности представлений о сексуальных и репродуктивных правах, бытующие в том или ином обществе, необходимо принять во внимание специфический национальный, политический, законодательный, институциональный и нормативный контексты. На этом пути исследователь неизбежно сталкивается с множеством вопросов: «Какие именно социальные акторы формируют нормы и законы, принятые в данном обществе?», «Какие акты, постановления и формы политической практики управляют женским телом?» «К каким социальным и политическим контекстам властных отношений – включая транснациональные контексты – имеют непосредственное отношение репродуктивные технологии и вопросы медицинского свойства?»

Вихтерих не ставит своей целью найти исчерпывающие ответы на эти вопросы. Вместо этого она намечает контур трех центральных осей, способных оказывать различное влияние на сексуальные и репродуктивные права. Во-первых, это социальные нормы, ценности и права; во-вторых – политика в области народонаселения и демографии, и наконец, репродуктивные технологии и биотехнологии, так называемая «био-экономика». Сосредоточив внимание на этих трех аспектах проблемы, автор получает возможность исследовать взаимодействия и динамику разнообразных режимов власти [“power-regimes”] и лучше понять тот спектр самых различных факторов, которые сегодня влияют на сексуальные и репродуктивные права. Ее аналитический подход вырастает из надежды на возможность политического взаимопонимания поверх границ, несмотря на все различия между национальными государствами. Публикуя это исследование Кристы Вихтерих, мы стремимся дать новый импульс обсуждению репродуктивных и сексуальных прав женщин по всему миру. Сегодня, как никогда, важны стратегии и подходы, способствующие укреплению этих прав, именно в силу того, что сексуальные и репродуктивные права женщин подвергаются нападкам со стороны политических, религиозных и фундаменталистских сил.

В сентябре 2015 года исполнилось двадцать лет Платформе действий, принятой на Четвертой всемирной конференции по положению женщин в Пекине в 1995 году, поэтому обсуждение и осмысление проблематики сексуальных и репродуктивных прав кажутся как некогда актуальными и уместными в нынешний юбилейный год. Платформа впервые предложила способы практической реализации парадигмы «права женщин суть права человека» применительно к самым различным контекстам. В ознаменовании юбилейной даты мы будем публиковать на нашем сайте (www.gunda-werner-institut.de) подробные доклады из разных регионов мира о непреходящем значении Платформы.

Репродуктивное здоровье и репродуктивные права – центральная тема глава «Женщины и здоровье» пекинской Платформы действий. Эта глава в основном посвящена правам личности на самоопределение, телесную неприкосновенность и свободу от дискриминации. Четвертая всемирная конференция по положению женщин в Пекине 1995 года стала переломным моментом на самых различных фронтах феминистской борьбы, включая противодействие демографической политике народонаселения и борьбе за охрану здоровье женщин. И в то же самое время всеобъемлющая правовая концепция, разработанная на конференции, имеет самое непосредственное отношение к любой половой идентичности, не говоря уже о борьбе за самоопределение представителей ЛГБТИ-сообщества: лесбиянок, бисексуалов, геев, трансгендеров и интерсексуалов. Все эти повестки очевидны и в эссе Вихтерих, хотя некоторые из них она касается лишь вскользь. Мы же собираемся посвятить им другие публикации. Кроме того, специфически феминистский угол зрения, которого придерживается автор в этом эссе, означает, что в нем нет и следа от мужских эмансипаторных политических представлений.

Несмотря на свой успех, Платформа являет собой довольно неоднозначный опорный ориентир. Дело в том, что с 1990-х годов дискурсы самоопределения успели переродиться в новые формы контроля. С одной стороны, эти дискурсы служат звеном между индивидуальными нуждами и правами человека и био-политическими стратегиями власти. С другой – употребление понятия “empowerment” [раскрепощение, расширение прав и возможностей для полноценного участия в жизни общества] в программах развития зачастую служит эвфемизмом «консультирования и оказания помощи для первичных нужд».

С момента проведения пекинской Конференции феминистки подвергали критике медикализацию целей и задач демографической политики. В своем эссе Вихтерих также предлагает критический анализ развития и роли правозащитного движения в этой проблематике.

Помимо уже упомянутой двойственности, присущей Платформе, следует отметить и еще одну важную прореху в ее программе: она на признает право на аборт таким же неотъемлемым правом индивидуума, как и другие права человека, закрепляя право на аборт только в тех уголках земного шара, где аборт и так уже узаконен. Однако право на добровольное прерывание беременности – фундаментальное право человека, хотя многие общества продолжают отмахиваться от этого факта. В Германии, например, аборт до сих пор фигурирует в уголовном кодексе.

Борьба за право на сексуальное и репродуктивное самоопределение должна продолжаться. Хотя за последние два десятилетия в области охраны прав и здоровья женщин произошли важные изменения к лучшему (в некоторых регионах мира снизилась материнская смертность при родах, а в других было принято законодательство, призванное противодействовать насилию в семье), пока трудно говорить о стабильном и линейном прогрессе в этой сфере. Более того, завоевания последних лет не назовешь незыблемыми и надежно защищенными. Сами по себе сексуальные и репродуктивные права вызывают такую же острую полемику и споры, как и двадцать лет назад, и любое достижение в этой области может снова быть поставлено под сомнение.

Цель этой брошюры – вызвать прения и обеспечить полезным инструментарием тех, кто работает над вышеозначенными проблемами в своих организациях или вместе с нами, а также пытается [углубить наше понимание этой проблематики в других методологических и институционных контекстах] или ищет новые способы выхода на разнообразные, зачастую противоречащие друг другу дискурсу, которые определяют это поле. Мы надеемся, что вы сможете многое подчерпнуть для себя из работы Кристы Вихтерих, и мы, конечно, ждем ваших впечатлений и откликов. 

 

Берлин, июнь 2015 г.

 

Барбара Унмюсиг

Дирекция Фонда имени Генриха Бёлля

 

Сюзанн Диер

Консультант Института Гунды Вернер для развития феминизма и гендерной демократии