Альтернативный футбол. Разговор с Сергеем Новиковым.

Football player on a football ground in the Nizhny Novgorod region
Teaser Image Caption
Nizhny Novgorod region, 2017. FC “Stroitel” home game, the “Stroitel” stadium

Накануне чемпионата мира по футболу 2018 в московском Центре фотографии имени братьев Люмьер отрылась персональная выставка Сергея Новикова «Grassroots. Низовой футбол в России» – о любительских футбольных лигах и выходящей на поле и стадионы «одноэтажной России». Журналистка Екатерина Фомина спросила фотографа, зачем он ездит по провинциальным стадионам, и какую роль на них играет политика.

– Как вы выбирали объекты для проекта Grassroots?

– Я снимаю стадионы по всей России, на которых играют команды любителей, не профессионалов. Для меня огромную роль играет пейзаж вокруг стадиона. Я провожу ресерч, проверяю все существующие клубы регионов, отсматриваю в соцсетях видео и любительские фото. Мне интересно, чтобы в мою типологию попал какой-то новый образ. Не имеет значения, как экзотично звучит название города и как сложно до него добраться.

В России практически в каждом регионе, за исключением Крайнего Севера, есть свой любительский чемпионат. Зачастую там не одна, а две-три лиги. Давайте посчитаем: в каждой лиге до десяти команд. Получается, в России около тысячи таких футбольных команд среди любителей.

Я снимаю проект Grassroots с 2012 года. Охватил уже 28 регионов. Европейскую часть России более или менее отснял, Урал, Дальний Восток, вот в Сибири еще не был. Особенность этого проекта – четкий тайминг: я должен соотносить свой визит с графиком игр. Снимать сложно: зачастую матчи чемпионата проходят в один день, то есть ты должен выбрать для съемки только одну игру.

– Почему вы решили снимать не внутреннюю жизнь команды, а команды только в момент игры?

– Я поставил перед собой задачу: показать российский пейзаж через тему любительского спорта. Мой проект не только о футболе – он о том, как устроена наша страна и наша современность.

Я свою страну вижу через футбол для себя. Сам для себя ее открываю благодаря этому проекту. Я родился в провинции, представляю, что там за жизнь, но каждое место, в котором я бываю, интересно по-своему. Российский пейзаж очень разнообразен.

Мой проект – это исследовательская работа, копание внутрь себя, попытка понять место и время, в котором я живу.

Я занимаюсь проектной фотографией около 10 лет, кроме того, я фоторедактор и режиссер монтажа. В 2006–2010 годах я работал в журнале PROспорт, оттуда и пошли мои размышления о российском спорте. Я насмотрелся, что такое официальная повестка, официальная съемка. А мне интересна именно российская обыденность, что происходит за углом.

Мой первый проект был про московский футбольный клуб «Торпедо», который на один год вылетел из профессиональной лиги в любительскую. Я попытался уловить их состояние, понять, что для них значит это событие.

Потом я поехал вдоль Волги. Я сам родился на ней, путешествуя вдоль можно проследить Россию, во всяком случае ее европейскую часть. Я искал клубы, названные в честь реки, – ФК «Волга». Нашлось таких восемь штук – самых разных статусов. Я снимал диптихи – игрок и река в его населенном пункте. Этот проект я называл «FC Volga United». Пока ездил, начал присматриваться, на каком фоне играют футболисты, в какой пейзаж вписаны эти футбольные поля, стадионы. Так в своих размышлениях я дошел до идеи проекта Grassroots.

– Что должен из вашего проекта узнать зритель?

– Механизм функционирования периферии. Удивительно, но даже через снимок стадиона можно проследить экономическое, социальное состояние региона. Для меня это репрезентация одноэтажной России.

Делая групповые портреты команд, я получаю срез локального комьюнити. Можно понять, что люди в этой команде занимаются самыми разными вещами – от менеджера по продажам до полицейского или, например, рэкетира. Но на время игры они все объединяются. Это мои полевые исследования провинциальной России, которыми я хочу поделиться со зрителем.

Мне важно в моей работе отследить зазор между профессиональным и любительским спортом. Все те, кого я выбрал для проекта, играют на стадионах 11 на 11. Точная копия профессионального футбола. Они любители, но все атрибуты профессионального футбола сохраняются. При этом они никогда не достигнут профессионального статуса – банально по экономическим соображениям. Даже если займут первое место в своем чемпионате республики или области… Пока денег нет, ни на какой следующий уровень они не выйдут.

– Как вы договариваетесь с командами о съемке?

– На месте договориться с героями сложно. Договариваюсь заранее через социальные сети. На любительских соревнованиях очень гибкое расписание: могут перенести на час, на день, могут вообще отменить игру.

Они хоть и любители, но перед игрой напряжены, тренеры тоже. Прямо перед игрой сагитировать пойти сфотографироваться сложно – они заняты тренировкой. После – половина заменилась, кто-то переоделся, разошлись. Если проиграли – настроения не будет, не заставишь сняться.

В основном команды соглашаются, когда я пишу, что хочу приехать. Очень редко бывает такая реакция: «Не надо к нам, у нас стадион некрасивый». Но я же выбрал вас как раз по эстетическим соображениям!

– В каком состоянии находится любительский футбол в России сейчас?

– Раньше каждый завод или фабрика должны были иметь команду, это была социальная функция – обеспечить досуг рабочих. Сейчас реальность такова: фабрики закрываются, играют в любительских командах уже не рабочие. Но в моногородах, где есть одно градообразующее предприятие – скажем, металлургический комбинат – чаще всего есть команда этого предприятия.

Есть относительно богатые регионы – Московская область, Нижегородская, Татарстан, Краснодарский край, там по две-три лиги, разбитые на зоны, в большинстве случаев все хорошо с полями, даже существуют программы по модернизации стадионов. Но есть совсем бедные регионы, где число команд сокращается. Там они выживают как могут. В таких случаях команды собираются из энтузиастов, которые просто любят футбол. В лучшем случае их поддерживает городская администрация.

Сейчас любительские команды вынуждены искать спонсоров. Это иногда влечет за собой переименование команды. В этом году в Калининградской области играет «Галерея обуви». В Нижегородской области пару лет существовал «Центр развития личности». Спонсор покупает экипировку, ставит свой логотип, оплачивает проезд на игру, ведь зачастую у команды даже на это денег нет.

Играют в основном без премиальных. Есть некоторые команды, в которых игрокам что-то платят, но это не основной доход игроков. Хотя есть сильные команды – в них даже приглашают бывших профессионалов.

Игроки так и заканчивают свою карьеру в этих командах, мало кто получает профессиональный статус – для этого нужно окончить спортивную школу. Любительский спорт в данном случае – это не социальный лифт, тебе никаких социальных дивидендов не прибавит то, что ты за какую-то местную команду играешь. Это просто способ проведения времени.

В провинции стадион занимает важное место в жизни населенного пункта. Там проходят культурные мероприятия, концерты, городские праздники, социальные мероприятия, митинги – все что угодно. Стадион – самое большое гражданское сооружение на территории города, открытое, удобное. Поэтому и футбол тоже играет особую роль в жизни населенного пункта. Футбол – это то, чем можно занять молодежь, наполнить жизнь в провинции. Вокруг команд собираются группы поддержки из девушек.

– Вы говорите, что любительский футбол «отсылает нас к карнавалу по Бахтину, когда размывается грань между зрителем и исполнителем, а сам праздник (футбола) является строгой противоположностью официоза». Объясните эту мысль.

– Люди, сидящие на стадионе в качестве зрителей на любительских матчах, – зачастую сами игроки. Иногда бывает даже так: кого-то не хватает в команде, кто-то из зрителей может переодеться быстренько, выбежать на поле. Однажды меня подвозил на матч игрок одной команды и предложил мне хоть один тайм сыграть за футболиста, который не смог прийти в тот день.

Есть в любительском футболе даже какие-то сказочные элементы. Есть много вещей, которые в большом футболе незаметны, менее регламентировано все. Например, я однажды был на матче в Мурманской области, где перед игрой на поле судье вынесли хлеб и соль. Может свадьба приехать, на поле выйти перед началом матча сфотографироваться – потому что это как-то не запрещено.

Сама игра более эмоциональна: игроки заводятся, больше страсти, больше нестандартных ситуаций, которые порой могут включать драки.

Для игроков-любителей игра – это праздник. Это явно не работа для них – они спортом не зарабатывают. Им просто очень хочется почувствовать себя настоящими футболистами, частью команды, стать ближе к своим кумирам. Они могут выиграть кубок, пусть он и куплен в соседнем магазине, все равно – это самая значимая вещь в их жизни. После матча они проводят время не как профессиональные футболисты, которые едут дальше тренироваться. У них праздник продолжается.

Меня с одной игры обратно везли на автобусе с командой. Не успели мы за угол завернуть, как останавливаемся у «Пятерочки» – тренеру взяли водки, младшим игрокам пива. Люди легко относятся к жизни и к игре.

– Есть ли в любительском футболе болельщики?

– Откуда, думаете, пошла фраза «Support your local team»? У маленьких команд тоже есть активная группа болельщиков. Они копируют культуру большого спорта: тоже жгут файеры, переводят английские кричалки на русский, включая элементы локальной айдентики. Но есть особенность: зачастую у них договоренности с полицией. Все-таки в маленьких населенных пунктах все всех знают и не хотят создавать друг другу проблемы.

Еще на игры приходят традиционные «кузьмичи» – болельщики старшего возраста. Они ходят на матчи, потому что в провинции особо заняться нечем, даже приходят какие-то статистики – записывают показатели игры. Приходят мамы с детьми, жены футболистов. В среднем посещаемость на матче под 200 человек. Людям интересно следить за успехами тех, кто живет с ними рядом.

– Любительские команды футболистов разных регионов как-то взаимодействуют между собой?

– В России есть три профессиональные лиги, сразу за ними – любительская. В ней все поделено на зоны – Урал, Поволжье, Юг, Сибирь, Дальний Восток. По итогам игр во всех зонах в конце года победители встречаются вместе и разыгрывают турнир на лучшую любительскую команду России. Команда-победитель едет на Кубок регионов UEFA. В Стамбуле в прошлом году среди чемпионов-любителей из Европы третье место взяла команда Южного федерального округа «Донгаздобыча» из Ростовской области, они очень гордятся этим.

– Какое самое большое разочарование при съемках этого проекта?

– Я мечтаю доехать в Кировск в Мурманской области и заснять игру на фоне снегов, лежащих в Апатитах. Снять такой феноменальный кадр можно только один раз в году. Но снег быстро тает, можно успеть это сделать только в первый матч сезона. Для меня фотографически эта картинка очень важна. Для России эта ситуация необычна, потому что у нас все традиционно строится в городских парках, игра проходит на абсолютно типовых стадионах. А здесь – уникальный пейзаж.

Я один раз приехал в Кировск, там уже даже натянули сетки на стадионе. Но накануне рухнул вертолет с гендиректором «Апатита» – фабрики, которая поддерживает команду, – и высокопоставленными чиновниками. Они летели на охоту. Матч отменили. Вернуться именно в тот день пока не получается. В этом году 10 июня начинают, но снег уже, скорее всего, растает.

– Есть ли в любительском футболе политика?

– На низовом уровне политика тоже есть. Местные команды вынуждены взаимодействовать с местными футбольными федерациями, в которые входят, и с губернаторами регионов. Не все вопросы решаются по спортивному принципу. Например, команда-победитель выходит в высшую лигу. Тренеру звонит председатель федерации: «Знаешь, у нас есть команда, которая не прошла, но нам надо ее поддержать. За ними хорошее предприятие, оно развивается. Давай ты поиграешь опять в первой, а им отдашь право на высшую лигу?» И тут тренер думает: портить отношения со всеми местными или уступить?

Еще у меня такая история была. Я долго пытался попасть в Дегтярск под Екатеринбургом. Там интересный стадион, но в футбол на нем давно не играют.  Команда раньше называлась «Горняк», как и стадион. Я долго списывался с городским комитетом по физкультуре, ждал какой-то игры. И вот они мне наконец сообщают: в начале августа день физкультурника, состоится товарищеский матч между местной командой и соседнего города. Я приезжаю. Все очень официально, после портретной съемки команд начинают выступать чиновники: мол, мы строим новый стадион, спорт развивается. Потом я понял: у них через несколько недель выборы должны были пройти, все это дело устроили именно под них.

– Что-то изменится для любительского спорта благодаря проведению чемпионата мира по футболу в России?

– В городах, где я снимал, по сравнению с городами чемпионата мира не происходит ничего. Скорее сам чемпионат дает серьезный импульс подрастающим игрокам больше заниматься, к тому же инфраструктура меняется в больших городах. Но понятно, что любители не будут на новых стадионах играть. В лучшем случае они сходят на какие-то матчи на этих стадионах. Так что я считаю, что проведение чемпионата мира в России несет образовательную функцию, расширит представление игроков-любителей о футболе.