„Здравствуйте, меня задержали, что я могу сделать?“

Протесты в России

В России митинги оппозиции в большинстве случаев заканчиваются многочисленными задержаниями. Одна из правозащитных организаций оказывает задержанным первую юридическую помощь по горячей линии – а затем публикует информацию о том, сколько людей на самом деле попали в полицейские участки.

An elderly gentleman at the demonstration
Teaser Image Caption
An elderly gentleman at the demonstration

В России митинги оппозиции в большинстве случаев заканчиваются многочисленными задержаниями. Одна из правозащитных организаций оказывает задержанным первую юридическую помощь по горячей линии – а затем публикует информацию о том, сколько людей на самом деле попали в полицейские участки.

Для Артема Платова, Григория Дурново и Алексея Полиховича митинги обещают много работы. Никто не знает, как на этот раз отреагируют на происходящее правоохранительные органы: предоставят ли они протестующим свободу действий, как это было на митинге оппозиционного политика Алексея Навального в январе этого года? Или будут действовать решительно, как в мае, когда только в Москве были задержаны сотни людей и списки Платова, Дурново и Полиховича пополнялись все новыми именами?

Вместе с коллегами трое мужчин собираются на втором этаже старого выкрашенного красно-бурой краской здания в центре Москвы. В комнате – компьютеры и еще несколько столов, на которых расчищено свободное место для ноутбуков. Они принимают телефонные звонки и записывают, что произошло, кого и где задержала полиция. Это небольшое помещение — головной офис правозащитной организации „ОВД-Инфо”. Нечто вроде платформы для обмена информацией в дни митингов.

Организация протестных митингов в России — занятие не из легких, особенно если об их проведении просит оппозиция: власти отвечают, что все общественные места якобы неожиданно заняты или что собрания будут мешать общественному порядку, хотя раньше там уже проводились масштабные официальные мероприятия.

Право на свободу собраний закреплено в Конституции РФ, но шаг за шагом его урезают – с такой критикой выступают правозащитники из Amnesty International и Human Rights Watch. Тот, кто выходит на несогласованный митинг, рискует быть задержанным.

В России правоохранительные органы не отличаются открытостью — и тем более в дни митингов. Это проявляется и в том, что данные МВД, в том числе о количестве задержанных, нередко весьма скудные.

Правозащитная организация „ОВД-Инфо” пытается это изменить. ОВД расшифровывается как «отдел внутренних дел» – самая мелкая единица в структуре МВД. Неправительственная организация была создана в декабре 2011 года после парламентских выборов. Тогда журналисты и волонтеры начали фиксировать массовые задержания на митингах против фальсификации парламентских выборов — и организация стала разрастаться. Теперь в ней работают 20 постоянных сотрудников, IT-специалисты, юристы и десятки волонтеров. Они поддерживают контакт с задержанными участниками акций, проверяют их данные и документируют, куда их увезли.

Поэтому сейчас информацию от „ОВД-Инфо“ приводят и серьезные СМИ, когда сообщают о митингах. У многих россиян, которые ходят на митинги, номер круглосуточной горячей линии „ОВД-Инфо“ записан в мобильном телефоне. „Здравствуйте, меня задержали, что мне делать?“ — так обычно звучит первый вопрос митингующих, когда они звонят на горячую линию.

Юридическая помощь на горячей линии

„Тогда мы записываем данные звонящего, спрашиваем, как и почему его задержали, сколько людей задержаны вместе с ним и кто эти люди, записываем и их данные тоже“, — говорит Дурново. 41-летний журналист работает в „ОВД-Инфо” уже пять лет. Потом с задержанными поддерживают связь до тех пор, пока это возможно, поскольку иногда полиция забирает у них мобильные телефоны, что является нарушением закона, как говорит Дурново, но все равно происходит снова и снова. Кроме того, его организация передает контакты задержанных одному из адвокатов „ОВД-Инфо“.

„Мы заботимся о том, чтобы люди, попавшие в сложные ситуации, знали, что делать. Мы информируем их родственников о том, где они и как им можно помочь”, — говорит его коллега, 31-летний Платов.

26 марта 2017 года, в день первого большого митинга Алексея Навального, в „ОВД-Инфо“ позвонили более 2800 человек: задержанные (только в Москве в полицейские участки попали более 1000 человек) и их родственники, пытавшиеся узнать, где пропадают их близкие, часто студенты и школьники. Некоторые из них сидели в автозаках, печально известных фургонах для перевозки заключенных, и их часами катали по городу, других на автобусах перевозили из одного полицейского участка в другой.

Полицейский с рупором

„Мы верим, что информация защищает людей. Люди, на которых давит государство, могут только предать свою ситуацию огласке“, — говорит Алексей Полихович. В 2012 году, будучи еще студентом, он протестовал в Москве вместе с тысячами других против нового президентского срока Путина.

Его задержали и обвинили в том, что, освобождая одного из демонстрантов, он задел бойца спецподразделения ОМОН. Три года он провел в тюрьме по обвинению в „участии в массовых беспорядках“ и „применении насилия в отношении представителя власти“. Теперь Полихович работает в „ОВД-Инфо”. „Речь идет о том, чтобы помочь другим людям избежать тяжелых последствий, произвола или насилия“, — говорит 28-летний Полихович.

Как и все остальные, он сознательно выбрал эту работу. В России должны быть „функционирующие правозащитные организации“, добавляет к этому Платов.

Для этого необходимы деньги. Платов очень хотел бы, чтобы люди регулярно жертвовали деньги на правозащитную деятельность – и не только тогда, когда вновь пройдут массовые задержания. „ОВД-Инфо” наполовину финансируется за счет краудфандинга. Это взносы, которые собираются через интернет, часто анонимно, рублей по 400 рублей (около 5 евро). Вторую половину средств „ОВД-Инфо“ получает от субсидий, например, от Европейской комиссии.

Хроника событий

„ОВД-Инфо“ — это также источник информации для СМИ, на сайте организации Дурново и его команда постоянно публикуют статистику и сообщения о том, что происходит.

Тем самым организация создает обзор происходящего — такая практика уже существовала в 1970-е под называнием „Хроника текущих событий“. В ней фиксировались нарушения прав человека в Советском Союзе: обыски, допросы, аресты, а потом все это подпольно публиковалось в бюллетенях, напечатанных на печатной машинке через копирку. Хроника была запрещена.

„Мы в некотором смысле продолжаем эту традицию, но своими средствами – используя смартфоны, компьютеры и интернет. Отличие в том, что мы можем работать открыто“, — говорит Дурново.

Однако и это непросто. Офис „ОВД-Инфо“, работа которого в том числе состоит в том, чтобы рассказывать митингующим об их правах и правильном поведении — например, о том, что нужно сохранять спокойствие и что нельзя применять насилие к полицейским, находится в здании правозащитной организации „Мемориал“, которую власти уже причислили к категории „иностранный агент“.

Кристина Хебель, Москва; при участии Татьяны Чухломиной

Переведено на русский язык фондом имени Генриха Белля в России. Впервые статья была опубликована в другой редакции на немецком языке под заголовком "Hallo, ich bin festgenommen worden, was kann ich tun?“ в SPIEGEL ONLINE, 5-го мая 2018 года.