Как пандемия коронавируса повлияла на положение женщин в России

COVID-19

Пандемия коронавируса вскрыла не только системные проблемы со здравоохранением во всем мире, но и проблему гендерного неравенства. Вспышка болезни и карантин сказались на положении женщин по всему миру. Остро ситуация с их правами стоит и в России. 

Впереди отчётливо видна женщина, на заднем фоне красного цвета стоит мужчина с английской табличкой "Coronavirus"/по-русски "Коронавирус"
Teaser Image Caption
Положение женщин в условиях пандемии коронавируса

Рост безработицы и неоплачиваемого труда  

По последним данным, число заражённых коронавирусом превысило 7 миллионов человек, и умерли от него более 400 тысяч человек по всему миру. Пандемия приводит и к экономическим потерям: ожидается, что ущерб составит 8,8 триллионов долларов, а средства к существованию потеряют 1,6 миллиардов человек. 

В России потерять работу или лишиться части доходов из-за кризиса может почти половина всех занятых россиян, считают специалисты Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС,  всего это около 35 миллионов человек. К наиболее уязвимым группам относятся самозанятые и индивидуальные предприниматели, сотрудники наиболее пострадавших отраслей (торговли, общепита, спорта, туризма, сферы развлечений), неустойчиво занятые  с серыми заработками или зарплатой ниже прожиточного минимума. И в этом смысле кризис ударит в первую очередь по женщинам: именно в этих сферах, по данным Росстата, они численно преобладают. 

В этом кроется отдельная опасность: российские женщины, у которых и так разница в зарплатах с мужчинами  30 процентов, и которые часто жертвуют карьерой в пользу семьи, потеряв работу во время кризиса, рискуют никогда не восстановить даже прежние доходы. Во всяком случае так было после других эпидемий. Исследователи последствий Эболы и Зики, вспышек SARS, свиного и птичьего гриппа выяснили, что эти эпидемии повлияли на общий уровень жизни, но спустя время доходы мужчин вернулись к прежним показателям, а доходы женщин  нет.

В России разница в зарплатах частично связана с недоступностью для россиянок некоторых денежных "мужских" профессий. Действие списка запрещённых для женщин профессий особенно ударяет по жительницам моногородов, которые не могут работать на градообразующих предприятиях в силу запрета, и это может быть особенно чувствительно во время карантина, когда остальные возможности заработка ограничены. 

К группе риска относятся и матери-одиночки: в России женщин, воспитывающих детей самостоятельно и без какой-либо поддержки (долги по алиментам превышают 150 миллиардов рублей), насчитывается около пяти миллионов – это почти треть всех российских семей. Из них 27 процентов находятся за чертой бедности. Кроме того, они самая закредитованная группа населения. Потеряв работу сейчас, женщины фактически лишаются возможности прокормить семью, смея лишь надеяться на разовую помощь от государства в размере 10 тысяч рублей на ребенка до 16 лет или более сложно доступную ежемесячную помощь в два раза меньше. 

Растет и уровень неоплачиваемого труда  так называемой "второй смены", когда женщины после основной занятости выполняют большую часть домашней работы. Готовка, уборка, стирка, планирование покупок, решение мелких бытовых задач, а также уход за детьми и пожилыми родственниками составляют почти 23 года труда, от которого мужчины в основном избавлены. Например, в России только 2-2,5 процента мужчин пользуются правом выхода в декрет. Похожая ситуация и с больничными из-за детских заболеваний: по данным Росстата, женщины берут их в два раза чаще мужчин. Во время пандемии из-за закрытия школ и детских садов, а также хосписов и других сервисных организаций, эта нагрузка только возросла. 

Еще один риск – вовлечение женщин в сексуальную эксплуатацию: так, по данным исследований последствий Эболы, после эпидемии возросла подростковая проституция. Это связано с тем, что сексуальная торговля использует не только физическое принуждение и обман, но и зависимость человека из-за вынужденных долгов. Российские активистки уже сообщают о росте активности вебкам-платформ, которые предлагают россиянкам "лёгкие деньги" во время кризиса. Они подчеркивают, что подобная занятость зачастую является сексуальной эксплуатацией. 

Разница в доходах с мужчинами проявляется и в менее очевидных примерах уязвимости женщин в пандемию. Например, согласно индексу гендерного равенства, у женщин и мужчин разный доступ к индивидуальному транспорту  мужчины чаще передвигаются на автомобиле, женщины чаще пользуются общественным транспортом. Это ставит их под угрозу: использование общественного транспорта повышает вероятность заразиться вирусом обычного гриппа в шесть раз.  

Согласно другому исследованию, женщины составляют только 30 процентов авиапассажиров бизнес-класса, места в котором являются более изолированными, чем в экономическом классе. Среди пилотов, кабины которых также являются более уединенными, женщин около 7 процентов, тогда как среди стюардесс, которые гораздо плотнее взаимодействуют с пассажирами,  80 процентов. 

Женская война 

Борьбу с коронавирусом уже окрестили первой войной, на передовой которой  женщины. Действительно, женщины вынуждены подвергать себя повышенному риску заражения. И не только в самолетах.  

Одни из первых, кто принимает на себя удар взаимодействия с вирусом, передающимся воздушно-капельным путём,  фармацевты. В России 83 процента из них  женщины. В условиях, когда маски, перчатки, антисептики и лекарства пользуются повышенным спросом, фармацевтки подвергаются дополнительным нагрузкам: например, увеличению рабочей смены и даже преследованиям озлобленных покупателей. Многие сообщают, что сами не обеспечены средствами индивидуальной защиты (СИЗ). 

Но, конечно, главная битва происходит в больницах. Во всем мире количество женщин в медицине значительно преобладает над количеством мужчин. Россия – не исключение, 71 процент врачей и 95 процентов медицинского персонала здесь – женщины. По официальным данным, в России от коронавируса погибли не менее 489 медиков, и большинство погибших, по подсчётам "Медиазоны",  медсёстры. 

Одна из причин  в том, что им не хватает банальных средств индивидуальной защиты при плотных контактах с больными. Но даже когда они есть, они не всегда эффективны для женщин: согласно исследованию Trade Union Congress, 57 процентов женщин сталкивались с тем, что СИЗ не по размеру затрудняют их работу (они конструируются, исходя из средних параметров для мужчин). 

При этом, несмотря на численность женщин в медицине, гендерный разрыв сохраняется и здесь: они занимают лишь 25 процентов руководящих должностей. 

Доступность медицинской и юридической помощи  

Одной из погибших медработниц в Чечне оказалась беременная девушка. Беременные женщины стали одной из групп риска: им стало сложнее получить своевременную медицинскую помощь во время карантина. Это связано с тем, что посещение женских консультаций, дневных стационаров и консультативно-диагностических отделений для беременных было ограничено из-за угрозы распространения коронавируса, а многие роддома переоборудованы под инфекционные больницы. Кроме того, согласно Минздраву России, для беременных есть ограничения по лечению от нового заболевания.

Столкнуться с угрозами здоровью могут и рожающие женщины: исследователи последствий эпидемии Эболы в странах Африки отмечают, что системы здравоохранения нередко игнорировали потребности женщин в родах из-за того, что на них не хватало ресурсов. Это привело к печальным последствиям: в Сьерра-Леоне гораздо больше женщин погибли из-за осложнений в родах, чем из-за самой Эболы. В некоторых городах России роддома уже ввели ограничения на партнерские роды и даже перестали принимать рожениц. 

В другую группу риска входят женщины, которые незапланированно забеременели: аборт как плановая процедура оказался недоступен в некоторых консультациях во время пандемии. В Москве только три из 44 больниц продолжили делать прерывание беременности по ОМС; остальные пояснили, что процедура является несрочной и отменена на период пандемии, чтобы не перегружать врачей. При этом в России аборт без медицинских показаний разрешен только до двенадцатой недели срока, поэтому многие женщины просто не успеют провести процедуру, пока она легальна. Ожидается, что ограничения доступности медицины могут привести к миллионам нежелательных беременностей. 

Ещё одной социально уязвимой в России группой являются трансгендерные люди, которые либо совершили, либо совершают переход, и находятся в слепой зоне общественной повестки. Они остались без жизненно необходимых гормональных препаратов. Часть из них заперта с абьюзивными родственниками, часть лишилась работы и находится без денег и еды, сообщают активисты группы "Т-действие". По их словам, у многих отложились и отменились долгожданные операции. Другой их проблемой оказалась невозможность смены документов из-за ограниченной работы органов ЗАГС. 

Пандемия насилия

Вспышку коронавируса называют ещё и "пандемией домашнего насилия": во всем мире возросло число обращений по поводу домашних побоев. В России случаи домашнего насилия выросли в два с половиной  раза

Триггерами для физического абьюза становятся стресс, который вызывает нестабильная социальная и экономическая обстановка, возросшее потребление алкоголя и ухудшение финансового положения, а также сама атмосфера изоляции, при которой преступления в отдельной паре или семье остаются вне поля зрения окружающих людей.  

По данным ООН, во всем мире от рук родственников гибнет около 137 женщин в день. В России активисты сообщают почти о 500 убийствах россиянок партнёрами с начала этого года. Но домашнее насилие касается не только партнёрских отношений: страдают от избиений родственниками-мужчинами и пожилые женщины – матери и бабушки, их более 80 процентов среди всех потерпевших семейные побои людей в возрасте. Только за прошлый год в отношении женщин в России побои были совершены более 15 тысяч раз  и это только официальные данные: около 70 процентов пострадавших не доверяют правоохранительным органам и не идут к ним за помощью. 

Ситуация осложнена тем, что полиция неохотно берётся за подобные дела после того, как в 2017 году домашние побои вывели из Уголовного кодекса и ввели за них лишь штраф, который выплачивается из бюджета семьи. 

В период пандемии полиция и вовсе штрафует женщин, которые обратились с сообщениями о насилии. Например, в Ульяновске полиция составила протокол о нарушении самоизоляции на женщину, которая пришла в полицию написать заявление против отца общего ребенка, а в Красноярске стражи порядка наказали девушек, сообщивших об изнасиловании. 

Поскольку в России не ратифицирована Стамбульская конвенция (Конвенция Совета Европы о борьбе с домашним насилием), здесь нет не только охранных ордеров и протоколов помощи пострадавшим, но и развитой сети шелтеров. Всего в многомиллионной стране около полутора тысяч койкомест для пострадавших от насилия, тогда как по конвенции их должно быть по одному на каждую тысячу человек, то есть в сотни раз больше; доля же господдержки на кризисные центры  0,12 процента от всех грантов. 

Однако и немногочисленные кризисные центры были обязаны закрыться на карантин из-за региональных нормативных актов: во-первых, они не признаются государством как жизненно важные в период карантина, а во-вторых, не могут принимать людей в условиях эпидемии  нет ни масок, ни перчаток, ни нужного количества отдельных комнат, чтобы обеспечить всем обратившимся самоизоляцию. Работу же над законопроектом о профилактике домашнего насилия сенаторы отложили до окончания пандемии. 

Наличие проблемы подчёркивает тот факт, что в органах власти отсутствует консенсус по вопросу домашнего насилия. Правительственная комиссия по профилактике правонарушений поручила губернаторам до июня проработать вопрос о создании кризисных центров для пострадавших от таких преступлений женщин, а вице-премьер Татьяна Голикова указала МВД на необходимость активнее работать с обращениями по домашнему насилию. При этом в МВД заверили в отсутствии такой надобности, а депутаты Государственной Думы и вовсе попросили Генпрокуратуру проверить эту "порочащую институт брака" информацию. 

Еще один риск, которому подвергаются женщины на изоляции и которому уделяется гораздо меньше внимания,  это сексуализированное насилие. Производители презервативов фиксируют рост продаж в России на 30 процентов по сравнению с докарантинными показателями, однако в отсутствии закона о согласии и усиления церковной риторики принуждение к сексу в партнерских отношениях остается табуированной темой. Последнее подробное исследование на эту тему проводилось почти двадцать лет назад группой учёных из МГУ, по итогам которого выяснилось, что 60 процентов мужчин и 50 процентов женщин считают, что изнасилование в партнёрских отношениях в принципе невозможно. Однако ученые полагают, что процент латентных изнасилований составляет до 90 процентов от общего числа. 

Не меньшими оказываются и трудности ЛГБТ-людей. Они также могут подвергаться партнерскому насилию, но из-за стигматизации оказываются лишены тех возможностей защиты, которые есть у гетеросексуальных людей. Большой удар пандемия нанесла по ЛГБТ-беженцам: из-за всеобщего локдауна и карантина право на убежище перестало существовать: границы и офисы закрыты, бюрократические процессы остановились, и помочь им укрыться в другой стране оказывается невозможно. 

Что дальше?  

Ни одна страна еще не достигла гендерного равенства: для подлинного равноправия мужчин и женщин, в том числе и в оплате труда, потребуется около 200 лет. 

Россия пока на 81-й строчке глобальной рейтинговой таблицы гендерного равноправия, но пандемия коронавируса и связанный с ней социально-экономический кризис могут усугубить даже эту позицию. Наибольшие опасения вызывают права женщин на сексуальное и физическое здоровье (ограничение доступа к абортам и домашнее насилие), а также их экономическое положение. 

В ООН назвали конкретные меры, которые могут помочь избежать отката в правах женщин и существенно повлиять на качество их жизни. В частности, эксперты советуют причислить шелтеры к жизненно необходимым службам, увеличить количество убежищ за счёт отелей и учебных заведений, поддерживать предпринимательниц, включать женщин в процесс принятия решений и вести сбор данных с разбивкой по полу.

Также организация призвала мужчин участвовать в решении бытовых вопросов наравне с женщинами и запустила хэштег #HeForSheAtHome, по которому мужчинам предложили рассказывать о своем опыте работы по дому.

Но одной из самых серьёзных мер по борьбе с гендерным неравенством в России может стать возобновление работы над законом о профилактике семейно-бытового насилия. Ожидается, что новую версию законопроекта рассмотрят в текущей сессии Госдумы. 

Редактор: Наталья Зайцева